?

Log in

Полчаса · отведенные · на · войну


я проспал, ты любила меня во сне...

Recent Entries · Archive · Friends · Profile

* * *
К сожалению у меня появились срочные дела в Иерусалиме, поэтоьу мне придется сойти с нашей чудной экскурсии на пол пути.
Короче, в Хогвартс я не еду из-за этих самых появившихся дел.
* * *
Открытое письмо ректору Дурмстранга
Вам, дорогой профессор, уже всё равно, вы мне учитель, я вам никто, или можно сказать, что связь между нами не больше, чем между осенью и дождём, вы не ждёте меня, а я не ищу повода вас встретить. Но всё равно, профессор, обычно дождь идет осенью. Вот и сейчас по моему окну капли чертят дорожки.
Профессор, если бы не ваше «Вы», я бы теплее к вам относился, и ваш крючковатый профиль не посещал бы мои сны. Теперь, я должен, увы, метаться на простынях в бреду и дрожащей рукой хвататься за край кровати. Вы никогда не опускались до блеющего «Ты», которое так смаковали краснорукие старшекурсницы, что дружно топали под ваши марши. Но я не об этом, поверьте, вы слишком далеки от тайных обществ и рокочущих голосов, как никак, ваши тонкие пальцы убирали мокрые пряди с моего лица, вы наверно уже не помните, но эта прядь не дает мне покоя и права поставить вас на трибуну к остальному безликому обществу, которое я без сожаления покидаю.
* * *
Дом Ракоци
Ветвь Винограда
Когда встаёт луна, и к ней тянутся травы, когда туман сплетается на полянах, когда звезды, отражаясь, искрятся в ночной росе, наши тени скользят по твоим незаметным тропинкам. Шорохом синих одежд мы будим тебя, распуская волосы, зовём за собой, нежными объятьями увлекаем в безумный танец. И ты отвечаешь нам. Душистым ветром полей ты наполняешь наши руки волшебством, кровавыми ягодами брусники ты льешься в наши зелья, незыблемые стволы твоих деревьев прячут наши обряды. Мягкий шепот кустистого мха греет наши сердца.
Когда мы засыпаем, ты напеваешь нам мелодию бесконечных танцев листопада. Ты подхватываешь наши сонные тела водами бездонного моря и уносишь нас вдаль. Просыпаясь, мы не помним этих снов, но знаем, мы отдали тебе часть себя и теперь мы одно. Когда мы пришли к тебе, ты встретил нас безмолвием, и обрушился невыносимым грохотом. Ты сказал нам, что мы должны подчиниться твоим законам, ты сказал нам, что мы лишь песок, перекатываемый бурной рекой. Ты сказал, что перемелешь наши тела в алый прах, что разобьешь наши души о холодные скалы. В ужасе мы отдались тебе и приняв, ты бережно вернул то, что взял. Мы робко протянули руки и ты принял нашу неумелую ласку. Мы отдали тебе своё тепло и любовь, и ты подарил нам свою защиту и силу. Мы твои верные жены, и потому нам не страшны обидчики, твоя мощь хранит нас.
* * *
Имя: Элим Вейнберг
Д.р. 12 января 1981 года
Место рождения: Иерусалим
Отец: Асир Вейнберг (1940 – 1985), боевой маг, уничтожал чудовищ, выполнял заказы мальтийского ордена, был разорван упырём.
Мать: Лея Вейнберг (1956), травница, целительница, готовила зелья для отца, в восьмидесятые лечила маглов пострадавших от Сами-Знаете-Кого.
Магическая характеристика: маг – травник.
Волшебная палочка: Клён, хрупкая, 51 см (убейте меня и перепишите в дюймы), волос серого, большого Кота, с библией в обнимку.
Любимое заклинание: Ви что, думаете что я вам настолько доверяю? А то тут некоторые знали у кого любимое заклинание коньективитус а потом видим их без глаз. Лучше вы узнаете об этом в первом бою, в зависимости от обстоятельств я вам либо скажу, либо вы узнаете его на себе.
Любимое число: шесть.
Любимый цвет: небесно голубой.
Любимый камень: рубин.
Любимый напиток: белое вино, молоко с корицей.
Любимое животное: Кот, один единственный, большой и серый, со старой библией под мышкой, счастливое воспоминание детства.
Любимое блюдо: карамель, не спрашивайте почему.
Любимое время года: ноябрь.
Любимая погода: дождь.
Ненавижу: пошлости, плохую музыку, плохую еду, панибратство и строевую подготовку.
Характер: Замкнутый, критичный, немного меланхолии, не люблю говорить о себе, не люблю врать. Зато люблю девушек. И юношей. Но не терплю пошлости. Выродившийся эстет. Мазохист. Считаю мир прекрасным и весьма забавным во всех его ужасных проявлениях. Ненавижу циников, сушеные кочерыжки.
Привычки: Ночные прогулки в одиночестве, размышления о смерти, влюблён в чары, иногда люблю готовить для других, некоторым нравится. Люблю бегать по лесу босиком и греться у костра.
Умения: травы, стихия воздуха, зельеварение.
Увлечения: походы по кладбищам, книги, рисование, письма.
Учеба: Дурмстранг, пятый курс.
Любимые предметы: Зельеварение, Чары.
Биография: Я родился в Иерусалиме, 12 января 1981 года, через два года, в 1982 мы переехали в Чехию. Поселились в Праге, в небольшом домике на склоне горы. Мать немного занималась целительством, собирала травы, но, в основном готовила зелья для отца. Тогда к нам часто заходил большой серый Кот, он любил сидеть у меня на коленях и спорить с мамой о каком-нибудь месте из Торы, часто аргументируя свои доводы огромной библией, которую носил под мышкой. От их разговоров у меня в голове до сих страшная религиозная каша. Ещё этот Кот говорил что был в Иерусалиме, вместе с графом Раймоном, папа вообще говорил что этот Кот много где был. Потом я узнал, что Кот дал волосок своей шерсти для моей волшебной палочки, весьма странный компонент, но если кто-то хочет посмеяться надеюсь у меня хватит умения чтоб заставить его почувствовать связку Импедемента – Тарант Аллегро.
Отец работал боевым магом, уничтожал чудовищ по старинке, накачивался зельями и шёл рубать тварей волшебным мечом. Он был замкнутым и хмурым человеком, редко рассказывал, часто пропадал подолгу, мать была куда мягче но всегда какой-то отстраненной и меланхоличной. Часто отец выполнял заказы мальтийского ордена и ездил в командировки по приорствам. 14 июля 1985 года он погиб, был разорван упырем на части, хоронить было нечего. После этого мать почти забросила работу, она сидела в кресле, в разваливающемся доме и перебирала засохшие травы прошлогоднего сезона, никому уже не нужные травы.
Когда мне исполнилось одиннадцать лет я должен был пойти в школу, но из-за перевода из Израиля, который длился ужасно долго, я опоздал на год. Дверь определила меня в дом Ракоци, в ветвь Винограда. Я был доволен что буду изучать травы, хотя и жалел немного, потому что хотел учится в доме Князя, последние события доказали что мне повезло. Когда сменился ректор начался полный фашистский бардак. Цепеши вели себя как наглые закомплексованные подростки, а ректор требовал беспрекословного подчинения новым правилам. Надо сказать, что я ненавижу когда меня смешивают с другими и заставляют ходить строем, ещё я ненавижу подчиняться когда я этого не хочу. Я бы ушел, но дома ждала только нищета и мать которая стала абсолютно чужой, ни о какой учебе дома и речи не могло быть, учиться не у кого. Поэтому как только я узнал о побеге Мстислава я попросил взять меня с собой. Уже в пути я увидел хогвартскую технику владения палочкой и почти с первых движений влюбился в это искусство, в ветви Винограда палочки, в основном, использовались для ритуалов, их движения были медлены и плавны, они в корне отличались от резкой дуэльной техники Хогвартса.
Жизненное кредо: Я не сторонник света, но я не хочу продавать свою душу за гроши.
Единственное чего я хочу, это жить.

.
Current Mood:
биография
* * *
Я боюсь, до икоты, уже три месяца холодный колючий пояс затягивает мою грудь и я не могу свободно вздохнуть. Иногда, почему – то по утрам, я просто начинаю задыхаться, от холодного пота слипаются ресницы и только сильная боль может вернуть к реальности. Единственное время, когда мне спокойно это ночь, тогда он не кажется так страшен, ведь и он не смог победить ночь, а стал лишь угрюмой воняющей тенью, тянущей свои скорбные щупальца к миру живых. Труп не способный ни шагнуть за гран смерти, ни вернуться к жизни.
Тёмный Лорд, я слишком часто думаю о нём, он уже не просто абстрактный Сам Знаете Кто, он Тёмный Лорд, ждущий моего подчинения, так же как он ждет подчинения Англии, я не знаю как он тянется так далеко, но я слышу его в шорохе, утреннем тумане, везде я слышу его странный непонятный свистящий шепот, он манит и обещает пьянящее чувство подчинения, сладкую свободу от какой либо ответственности. Но я не хочу. Подобный союз ведет в никуда, также как смерть от Авада Кедавра, или безумие от Круциатуса. Но я не знаю, что будет если на меня наложат Империо, меня разрежет пополам, меня хуже чем не станет, разрезанные не имеют право на смерть, я просто стану своим собственным и еще чьим то. Трибунал не наказывает тех, кто был под действием Империо, но лучше я буду нести ответственность за всё, совершенное мной бессознательно или сознательно, но я буду знать что я единое существо.
Я еду в Англию, туда где Он вырос, появился, не знаю какое ему слово подходит. Я еду в Англию потому что там есть те кто с ним борется, кто не боится произносить его имя, там хотя бы честнее, там я хотя бы смогу сделать собственный выбор, а не ждать в этом фашистском болоте безумия.
* * *
* * *